Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

читаю

Le Cirque des Rêves

Книжка Эрин Моргенштерн на самом деле называется "Ночной Цирк", но мне больше нравится это второе название... цирк сновидений, цирк мечтателей. Открывается она цитатой из Оскара Уайльда - "Мечтатель - это тот, кто лишь при свете луны сумеет найти свой путь, и воздаяние его в том, что он увидит рассвет прежде всего мира".
А под занавес звучит, конечно же: "Окончен праздник. В этом представленье / Актерами, сказал я, были духи. / И в воздухе, и в воздухе прозрачном, / Свершив свой труд, растаяли они. - / Вот так, подобно призракам без плоти, / Когда-нибудь растают, словно дым, / И тучами увенчанные горы, / И горделивые дворцы и храмы, / И даже весь - о да, весь шар земной. / И как от этих бестелесных масок, / От них не сохранится и следа. / Мы созданы из вещества того же, / Что наши сны. И сном окружена / Вся наша маленькая жизнь."

Книга совершенно упоительная. И разве важно, насколько серьезна и глубока книга, если от нее настолько не хочется отрываться, если в нее так легко войти и так чудесно затеряться. Она раскрывается всем органам чувств: осязается ткань (ткань повествования, ткань взлетающего платка фокусника, облака, лед и пламя); цвета - на фоне черно-белой гаммы, в которой оформлено и повествование, и сам цирк - горят кровью, переливаются и преображаются; запахи сладкого костра, карамелизированных яблок, корицы и какао наполняют ночной воздух и ароматы чужих воспоминаний наполняют бутылочки, колбочки, сундучки...

В ней есть многое из того, в чем от книги к книги я нахожу себя, - временные пласты, набегающие друг на друга, словно волны, неразывная связность мира для братьев, двойников, любовников, тень смерти... ну вспомните хотя бы историю Мерлина и Нимуэ. Если поверите моему совету и прочтете (думаю, рано или поздно роман переведут) - вспомните непременно. 

Ну и не случайно на первой же странице автор напоминает своему читателю этимологию слова цирк - "круг", "кольцо". Цирк создается замечательными мастерами, настоящими волшебниками, в их замкнутом кругу он живет каждый день, с ними он ездит по всем уголкам мира, появляясь неожиданно, открываясь только ночью. Цирк служит ареной для соревнования двух магов (или иллюзионистов?), и это соперничество вошло в их кровь и плоть, определив их судьбу с того момента, когда наставники надели им на руки кольца в знак принятого пари, в знак начала представления.
нос

Русская душа Коровина

Всего два замечания:

Коровину - или мне в его полотнах - роднее всех цветов, непередаваемо ярких и всевозможных, белый и красный. Именно они придают ему и торжественность, и какое-то дивно русское и душевное настроение.

И неописумая композиция: полотно делится почти пополам, на субъективно тесные и почти захламленные - как старая дача - объемы. Невозможно просчитать, как это работает - но как чудно!

Collapse )
котул

Капитан Блад

Как я в детстве зачитывалась этим романом! До сих пор, я думаю, мое отношение к испанцам определяется именно им - вопреки прочитанныи в куда более осознанном возрасте Пересу-Реверте и пр.

И, правда же, иллюстрации в моей книжке были самые правильные? Они ярче, драматичнее, динамичнее, легче прочитываются и вкуснее рассматриваются... Иллюстрация должна рассказывать историю (наверное, единственная среди всех художественных направлений), она композиционно ближе всего к читателю, мгновенно захватывает взгляд, создает эффект присутствия... без иронии, отстраненности, философичности. Ну уж во всяком случае, в приключенческой литературе.

Collapse )
нос

Кандинский. Ключи к восприятию

Выставка Кандинского сравнительно небольшая и значительной частью состоит из этюдов, захватывая период 1903-1912 гг., связанный с "Синим всадником".

Но как интересно и напряженно - искать ключи к Кандинскому, пробиваясь сквозь хаос, густоту и направленность мазков, сквозь чистоту и плоскостность красок... Мазки в какой-то момент становятся ветром, цвета организуют пространство и, видимо, мир. Белый скрепляет контрасты. Синий определяет пределы. Зеленый связует. Теплые бежевые и красные рисуют плоскости материального мира. Повторяющиеся символы: дороги, храмы, реки, горы, холмы. Удивительно, но звучной и понятной стала, тоже впрочем представленная более легко прочитываемым этюдом, Композиция VII.
Collapse )
нос

Искусство убивать драконов. Притча, видимо, к началу учебного года

древняя притча об искусстве убивать драконов

Давным-давно в небольшой горной деревушке жил мальчик. Он был очень умён и ловок и быстро учился всему, чему могли его научить взрослые, живущие в округе. Но однажды с самой высокой горы в деревню спустился старец, который сказал ему:
– Ты постиг всё, чему мог научиться здесь. Пойдем со мной, и я научу тебя искусству убивать драконов. Это очень древнее искусство, и оно требует много времени, сил и желания. Немногие способны освоить его. Но и ты — необычный мальчик.
И мальчик согласился.
Старец привёл его в заброшенный замок, и начал учить. Много лет понадобилось мальчику, чтобы освоить все навыки. Даже после смерти старца он настойчиво продолжал тренироваться, следуя по памяти его советам.
Наконец, в один прекрасный день он понял, что овладел искусством убивать драконов. И тогда он обошёл все леса Земли, все поля и страны в поисках драконов, но нигде не нашёл ни одного. Тогда он решил подняться на самую высокую гору и осмотреть Землю с её высоты. На путь к этой горе и на подъём он потратил ещё несколько лет своей жизни, но и с её вершины нигде не увидел дракона. И ему стало понятно, что на Земле давно не осталось ни одного из них.
И тогда он спустился с горы в маленькую горную деревню, где нашёл самого умного и ловкого мальчика, который давно уже знал всё, чему мог научиться в округе, и стал учить его искусству убивать драконов.
Получить свою древнюю притчу.